ВЕДУЧИЙ: Я приветствую всех, кто в эту минуту смотрит телеканал «Интер». В прямом эфире очередной выпуск программы «Большая политика». В студии программы ее ведущий Евгений Киселев, а за роялем у нас сегодня как всегда композитор, исполнитель, Олег Шаг. И в который раз звучит футбольная тема. Итак, свершилось. Евро-2012 стартовал. В первом матче хозяева чемпионата, сборная Польши встречалась со сборной Греции. Я напомню, сборная Греции в 2004м году преподнесла сюрприз, она стала тогда чемпионом, победив в первом матче, простите, финальном матче сборную Португалии. Сегодняшний матч развивался так же драматически, греки тоже чуть было не преподнесли сюрприз. Хотя начало игру было за сборной Польши, в которой выделялись 3 игрока: Пище, Блощековский и Левандовский. Именно Левандовский, игрок дортманской Боруссии, чемпион Германии этого года забил головой первый очень красивый гол. Во втором тайме страсти накалились, и испанский судья Корвальйо вынужден был удалить одного из игроков сборной Греции. Греки оказались в меньшинстве, но, тем не менее, сумели сровнять счет, даже после того, как вы видите, вот этой сутолоки у ворот счет становится 1-1. Совершенно неожиданный поворот в игре. И дальше произошел самый, наверное, драматический момент матча, когда вратарь честно сбил греческого нападающего, в противном случае был бы неминуемый гол и вышедший на замену второй вратарь сумел отразить … и спас сборную Польши от поражения. В итоге ничья 1-1. Вообще я должен сказать, что матчи, которые открывают чемпионаты Европы и мира, как правило, очень часто бывают напряженными, нервными, иногда даже скучными, потому, что в самом первом матче никто и не хочет проигрывать. Начать игру в чемпионате с поражения, особенно в матче открытия, ну никто не хочет. Поэтому обе команды обычно осторожничают, и часто дело оканчивается нулевой ничьей, но, как вы видели, на этот раз все было совершенно по-другому. И, в общем, сюрприз – поляки, которых в этом матче все считали фаворитами, едва не проиграли. Ну, еще одно сегодняшнее событие – перед отъездом в Польшу Президент Украины Виктор Янукович встречался с игроками национальной сборной.
Віктор ЯНУКОВИЧ, Президент України: Хочу, что бы вы чувствовали, что сердце каждого украинца будет биться и думать за вас, что бы вы чувствовали, что вы играете на родной земле. И вот эта энергия родной земли, она должна дать вам те силы, которые дадут вам возможность сделать возможное и невозможное.
Андрій ШЕВЧЕНКО, футболіст: Очень приятно то, что мы встретились на футбольном поле и просто в хорошей, доброй атмосфере поговорили и обсудили некоторые вопросы, послушали напутствие Президента и это было очень положительно.
ВЕДУЧИЙ: Ну что же, посмотрим 11го числа, в понедельник, в 21.45 по киевскому времени, поможет ли сборной напутствие Президента. Матч открытия, первый свой матч сборная Украины сыграет здесь в столице, на Национальном олимпийском стадионе с очень сильной командой Швеции. Она не стоит высоко в рейтинге главных фаворитов, но, тем не менее, сборная Швеции в прошлом играла и в финале Чемпионата Европы и в финале Чемпионата мира и показывала очень часто высокие результаты. Для любой сборной команды это крепкий орешек и если, будем, как говориться держать кулачки за сборную страны, если будет победа или ничья, то это будет хорошая заявка на общий успех в турнире. Но это. Повторяю, будет уже на следующей неделе. А в следующем выпуске нашей программы мы уже подведем итоги первой недели чемпионата, покажем наиболее запомнившиеся, яркие моменты матчей. Но это, повторяю, через неделю. А сегодня мы будем говорить на многие другие темы, которые футбола не касаются.
ВЕДУЧИЙ: Мы снова в прямом эфире, мы это программа «Большая политика» и я ее ведущий Евгений Киселев. Самое громкое событие этой недели в Украине вокруг которого опять бушевали страсти и зале заседаний Верховной Рады и под ее стенами и в прессе, и в интернете это безусловно голосование по закону о языках, точнее как он официально называется, закон о языковой политике. Большинством голосов, Парламент принял противоречивый закон в первом чтении, поскольку участники всех споров вокруг закона о языковой политике очень часто апеллируют к зарубежному, к международному опыту. Я попросил мою коллегу Ирину Смирнову подготовить материал на эту тему.
КОР: Вісімсот сорок п’ять мов та діалектів, двадцять одна державна мова. Індія є найбагатомовнішою країною обох півкуль, і це безсумнівно найяскравіший приклад в світовій лінгвістиці, але і у наших сусідів європейців мовна картина також виглядає досить строкатою. Швейцарія класичний приклад багатомовної країни тут на федеральному рівні визнані чотири мови: французька, німецька, ретороманська, та італійська, при цьому в німецькомовному Берні або Цюріху носії французької мови користуються такими самими рівними правами, що і людина, яка говорить німецькою у франкомовній Женеві чи Лозані. Фінляндія та Ірландія мають по дві рівноправні за конституцією мови, цікаво що в останнє ірландську мову визнають лише одинадцять відсотків населення країни. В Бельгії розмовляють французькою та фламандською, в Люксембурзі – німецькою, французькою та люксембурзькою, в Іспанії в ужитку як мінімум п’ять мов в тому числі баска і це при тому, що баски зовсім не безпідставно вважаються сепаратистами. Цікаво що у Франції є райони, де говорять мовами басків та каталанською, які історично та офіційно є мовами Іспанії, при цьому ні про які автономії у Франції не йдеться, а державна мова одна, французька і всіх все влаштовує. Спеціалісти пояснюють, що справа тут виключно у державному устрої, федеративному чи унітарному, до речі у Фінляндії, Австрії, Чехії, Словаччині та Іспанії на конституційному рівні визнано мову жестів. Світова лінгвістика знає чимало парадоксальних прикладів чого коштує ситуація в країнах колишньої Югославії, замість колись спільної для Сербії, Чорногорії, Хорватії, Словенії, Македонії, Боснії та Герцеговини, сербохорватської мови сьогодні тут більше десятка офіційних мов, серед них зокрема в Чорногорії навіть циганська, при цьому люди тепер уже різник країн добре розуміють одне одного, чого не скажеш про монолітний Китай, жителі півдня та півночі можуть порозумітися хіба що за допомогою олівця та аркуша паперу, написання ієрогліфів у них однакове, а от вимова зовсім різна. Найнеочікуваніша ситуація склалася з англійською мовою. І де б ви думали в країні де англійською розмовляє практично сто відсотків населення в сполучених штатах англійська не має статусу, ані офіційної, ані державної мови і це схоже мало кого хвилює, між тим історія наводить чимало прикладів коли саме мова ставала причиною розгортання кривавих конфліктів, згадати хоча б кризу в канадській провінції Квебек, що почалася в другій половині 19-го століття і вщухла майже через сто років після надання французькій мові офіційного статусу, а ухвалений наприкінці 19-го століття закон про угорську мову як єдину державну в Угорщині буквально підірвав країну. Багато істориків вважають саме цей документ точкою відліку розвалу історичної Угорщини. Всі добре пам’ятають події в Придністров’ї 1992-го року де під час конфлікту у тому числі і на мовному ґрунті загинуло близько тисячі людей. Ірина Смірнова, програма «Велика політика».
ВЕДУЧИЙ: Ну а теперь мы поговорим в этой студии с представителями разных точек зрения по обсуждаемому вопросу столь разных, что вот часть участников дискуссии предпочли сесть за круглый стол, а отдельно, так у нас тоже бывает с некоторых пор, а тем неимение мы специально не звали сюда сегодня политиков, депутатов, которые по этому поводу уже не раз шли в рукопашную в стенах украинского Парламента. Честно говоря, опасаюсь, и здесь может в очередной раз, может дойти до рукоприкладства. Здесь у нас политологи, специалисты, профессиональные подчеркиваю специалисты по обсуждаемой проблеме. Вот в частности впервые у нас в программе принимает участие Владимир Михайлович Кулик ведущий научный сотрудник отдела этнополитологии Института политических и национальных исследований имени Кураса, Национальной академии наук Украины, доктор политических наук которого мне многие уважаемые коллеги, рекомендовали как крупного специалиста по проблеме языка. От с вас я хотел бы и начать Владимир Михайлович, если возможно, я так понимаю что вы давали некую экспертную оценку законопроекту и у вас были определенные замечания и возражения, так?
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Ну я був одним з авторів, експертної оцінки, яку дав наш інститут. Ви хочете почути які саме були зауваження?
ВЕДУЧИЙ: Разумеется.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Значить, я хочу розмежувати дві речі, головна причина нинішньої опозиції до проекту, до ухвалення проекту цього, надання йому статусу закону і головні види закону, тобто те що можна вважати його не якісністю і це трохи різні речі. З одного боку головна причина чому проти цього закону так заперечує опозиція, чому проти нього так заперечує україномовна інтелігенція, культурні діячі, студентство і багато інших діячів це те що вони вважають, що він загрожує українській мові, тобто він пропонує такий обсяг вживання російської мови який загрожуватиме поширенню розвитку стабільному становищу мови тобто це по суті буде поверненням до якоїсь форми русифікації. І це загрозливо як для мови самої як для прав її носіїв так і для ролі мови як об’єднавчого чинника в суспільстві, так? Це те що є головним мотивом опозиції, це те що виводить людей на вулиці, це те що збурює їх писати на форумах і так далі. Тепер якщо говорити про сам цей проект, то це не тільки це. Це головне, що можна сказати про цей проект, він не реалістичний, його не можна виконати так як він написаний в жодному разі, принаймні найближчим часом, водночас він передбачає набуття чинності одразу після ухвалення підписанням президентом і публікації. В повному обсязі немає ніякий застережень, що ці статті набувають чинності тоді, а ці тоді, тому мається на увазі, що всі мови на всіх територіях в усіх практиках про які там йдеться, повинні їх мати змогу вживати всі хто хоче одразу після ухвалення, що абсолютно неможливо, по-перше на це потрібно величезна кількість коштів яких немає, і автори законно проекту і прибічники цього законопроекту цинічно брешуть, тому що вони знають, що грошей треба дуже багато, а їх немає. З другого боку для дуже багатьох мов не має просто можливостей, навіть якби були всі гроші світу, немає можливості забезпечити шкільництво ромською мовою з наступного навчального року, навіть там де буде десять відсотків і будуть заяви батьків. Немає підручників, немає програм, немає вчителів, немає нічого, тобто для того щоб було судочинство і для того щоб було адміністрація і так далі немає передумов, тобто їх треба створювати на це ж знову таки треба гроші і час, якщо закон повинен набути чинності одразу, значить це неможливо, тобто закон абсолютно нереалістичний, про що це говорить, що ті хто його пропонують не збираються його ухвалювати їм або треба виграти вибори, а далі хоч трава не рости, або вони кажуть будемо виконувати мірою змоги, а мірою змоги це там де можна то будемо, а можна для російської, для неї всі ці передумови є і підручників багато є і фахівці і всі знають мову інфраструктура, тобто він працюватиме для російської мови, в цьому і полягає його мета і тому він теж буде знаряддям раміфікації, а насправді він не буде захистом, знаряддям захисту національних меншин, як про це говорять його прибічники, там панове Колісніченко, Ківалов, Єфремов і так далі. Значить, кому, по-перше треба сказати правду, по-друге закон треба радикально модифікувати, щоб він мав вищий поріг, меншу кількість практик, реалістичний термін вживання, меншу кількість мов, або для різних мов різні обсяги, і головне про що часто забувають, кажуть що цим мовам буде надано статус на таких-то територіях, закон передбачає величезні можливості вживання російської мови поза територіями де вона матиме регіональний статус, тобто на цій території треба буде практично обов’язково викладати, на всій території треба буде, її можна буде замість української мови не поряд, а замість вживати в кінематографі, телебаченні і так далі. Центральні органи влади повинні будуть нею оперувати, тому що регіональні органи будуть їм посилати кореспондентів регіональної мови, тобто в цьому повинні будуть всі знати і всі вживати, по суті оце й говориться, що ця мова набуде офіційного статусу на всі території держави без визнання його статусу формально.
ВЕДУЧИЙ: Владимир Михайлович, и все таки вот очень многие люди задают вопрос, вот если говорить об угрозах, которые этот закон в нынешнем виде без принятия тех поправок о которых вы упомянули выражает судьбе украинского языка, ну от очень многие упрощают, а неужели какой-нибудь закон принятый Верховной Радой может угрожать украинскому языку, который пережил русских царей, семскими указами, валуевскими циркулярами и так далее.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Знаєте, ця фраза надто загальна, щоб бути функціональною, за великим рахунком можна сказати, що це демагогія, тому що безумовно якась українська мова буде, але ми знаємо що зараз  якась білоруська мова є, ми знаємо, що якась ромська мова є, питання де її вживають, питання в тому, які можливості цьому вживати вчити врешті скільки цих людей буде? Наскільки комфортно вони почуватимуться говорячи цією мовою? Ми пам’ятаємо часи коли українську мову у великих містах зокрема в Києві озиралися, ми не хочемо, щоб ці часи повернулися, ми не хочемо, щоб цією мовою можна було говорити тільки на кухні і поміж своїми, тобто ми хочемо, щоб цією мовою можна було говорити вільно, по всій державі, значить, цю мову треба підтримувати, треба щоб була інфраструктура, щоб були ресурси, щоб сама мова розвивалася, термінологія, або граматика, правопис і так далі і так далі, для цього всього потрібні можливості не просто якось вижити, ми знаємо, що після емського указу вона якось вижила, але вона вижила в дуже обмеженій кількості практик, в Києві говорили там як жартували три родини на українською мовою, але ж ми не хочемо до цього повернутися теза абсолютно неспроможна для того щоб українська мова була повноцінною мовою українського народу і чинником на якому ґрунтується українська незалежність і єдність всієї української політичної нації цій мові треба надати набагато більше ніж дозволяє їй цей закон.
ВЕДУЧИЙ: От сейчас я хотел бы подключить к нашему обсуждению еще одного специалиста который к сожалению не смог быть у нас сегодня в студии. Это Людмила Алексеевна Кудрявцева, которая заведует кафедрой русского языка в Институте филологии Киевского Национального университета имени Тараса Шевченко, она доктор филологических наук, она главный редактор международного научного периодического издания «Русистика», она сейчас находится в Крыму, но настояла на том, что непременно хочет принять участие в нашем разговоре, поэтому Людмила Алексеевна, вы, наверное, слышали аргументы, которые сейчас высказал доктор политических наук Владимир Кулик, что у вас есть возразить, с чем вы категорически несогласные, что вы думаете по этому поводу?
Людмила КУДРЯВЦЕВА, професор кафедри російської мови КНУ ім. Шевченка: Ну, спасибо, добрый вечер, я хочу сказать, прежде всего, что я не заведую кафедрой русского языка, и я не могу сказать, что я настаивала в том, что бы принять…
ВЕДУЧИЙ: Простите профессор кафедры, извините. Все-таки, по сути.
Людмила КУДРЯВЦЕВА, професор кафедри російської мови КНУ ім. Шевченка: Я не понимаю, в чем заключается угроза украинскому языку и все, что я слышу относительно угрозы от наших оппонентов. Это совершенно не убедительно, а можна володіти українською мовою, знати українську мову, але не розмовляти українською мовою, якою я мовою я розмовляю, це вже моє власне бажання. И глубоко убеждена, что люди украиноязычные для которых украинский язык родной, которые думают на украинском языке вы никаким законом не заставите их говорить по-русски, с другой стороны, у нас очень большой процент людей, которые думают по-русски, для которых родной язык русский и это тоже наши люди, это граждане нашей страны и нам необходимо и государству необходимо уважать их языковые права и я считаю, что вот этот законопроект это только очень маленький шажок очень маленький шажок на встречу удовлетворению языковых потребностей и языковых прав для русскоязычных граждан Украины. Я хочу напомнить сидящим в студии, и слушающим меня за пределами студии, напомнить о том, что согласно мониторингу языкового вопроса, языковой ситуации на Украине, который проводил в 2007-ом году Институт социологии Национальной академии наук Украины, согласно результатам этого мониторинга, исключительно на украинском языке в нашем государстве думают в повседневной жизни, я подчеркиваю, в повседневной, то есть это у себя дома, думает двадцать девять процентов граждан, а исключительно по-русски думают тридцать пять и скажите, пожалуйста, как вы заставите человека думать на другом языке, нежили тот язык, на котором он думает, поэтому это все пустые разговоры, но с другой стороны меня тоже не удовлетворяет тот закон, который нам предлагают депутаты и я скажу почему. На сегодня действует закон о языках 89-го года, я не буду вдаваться в тонкости, в усечения в этом законе и так далее и так далее, но хочу обратить внимание вот на такой момент, что согласно закону о языках 89-го года, русский язык имел статус и имеет по закону статус языка межнационального общения и, по сути, так и происходит, потому что наше государство многонациональное и многие представители других национальностей и есть статистические данные опять таки этого института там восемьдесят, восемьдесят три процента, почти до девяносто процентов греков, представителей других национальностей проживающих на Украине, евреев, общаются на русском языке используют русский язык, как средство для общения, а это первое, но что дает нам законопроект, предлагаемый нашими депутатами? Он понижает статус русского языка, понижает его до уровня регионального и это уже нарушение двадцать второй статьи Конституции. Далее, по закону 89-го года, русский язык имел распространение и функционировал на всей территории Украины, законопроект предлагает функционирование русского языка исключительно в отдельных регионах - это Юго-Восток и некоторые области Центральной Украины, я сейчас точную цифру не помню, но вы наверняка ее знаете, значит, здесь мы тоже видим сужение законодательного поля функционирования русского языка от это тоже нарушение…
ВЕДУЧИЙ: То есть правильно я вас понимаю, Людмила Алексеевна, что вы не удовлетворены этим законом?
Людмила КУДРЯВЦЕВА, професор кафедри російської мови КНУ ім. Шевченка: Я не удовлетворена этим законом, я хотела бы, помните, была такая рубрика в литературной газете, если бы директором был я, так от мне представляется собой логичным доработать, ну мы люди в возрасте, помним эту рубрику, мне предлагается более логичным отредактировать в соответствии с новой Конституцией, в соответствии с новой реальностью, отредактировать этот закон 89-го года и принять базовый закон о языках. Но…
ВЕДУЧИЙ: Так какой статус, по-вашему, должен быть у русского языка в Украине?
Людмила КУДРЯВЦЕВА, професор кафедри російської мови КНУ ім. Шевченка: Статус языка межнационального общения, хотя если говорить о том чтобы я вообще хотела и что было бы правильным, это украинский обладающий статусом государственного языка, а русский статусом официального, но, к сожалению, я хорошо знаю, что Конституционный суд принял ошибочное решение, объявив, что государственный и конституционный это одно и тоже. Увы. Эксперты Юнеско говорят совсем о другом, понятия терминов государственный и официальный имеют разное значение, ну это уже вопрос не подлежит обсуждению что сделано, то сделано, поэтому сегодня исходя из того что мы можем сделать мне представляется, было бы правильным сохранить статус русского языка, как языка межнационального общения, но я еще раз хочу сказать, существует понятие компромисс, и кстати, когда полторы недели тому или дней десять тому назад я была на программе Анны Безулик «Республика» и мы тоже обсуждали этот вопрос, мои оппоненты говорили, давайте принимать компромиссное решение, давайте. Так вот этот законопроект я его понимаю, как очень большой компромисс, очень большой компромисс со стороны или как бы вот с этой стороны, стороны русскоязычных граждан, поэтому, наверное, не может быть все и сразу и как первый шаг, какой-то очень большой компромисс с нашей стороны мы, сегодня поддерживаем этот законопроект, хотя как мне представляются определенные уточнения там необходимо сделать, это на мой взгляд, как…
ВЕДУЧИЙ: Спасибо Людмила Алексеевна, позиция ваша понятна, вот как раз я хотел к вам еще раз обратиться, Владимир Михайлович, потому что насколько я знаю, там звучали разные цифры, а я насколько знаю, вы занимаетесь и в том числе использованием количественных методов в изучении данной проблематики.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Я спочатку коротко буквально по одному реченню по трьох пунктах. По-перше, приклад того що шановна опонентка сказала, вона каже немає жодних загроз, от ніхто не заборонить української мови. Якщо згідно з цим законом буде повністю скасовано регулювання мови, кінопрокату і телебачення тобто кожен може визначати на свій осуд цілком можливо ми повернемося до той ситуації, яка була до 2007-го року, що української мови в кінопрокаті не було взагалі, вона не була заборонена, мало того закон її чітко передбачав, але її не було. Другий момент, про російську як мова міжнаціонального спрямування. Пані суперечить сама собі, кажучи що російська з одного боку кожен може говорити як хоче, але російська має бути мовою міжнаціонального спілкування. Мова міжнаціонального спілкування це не правова категорія, представники різних націй говорять в приватному спілкуванні як вони хочуть, ні, думка про те що російська завжди повинна бути мовою міжнаціонального спілкування це означає, що росіяни ніколи не вивчать української мови і єдиною можливістю порозумітися з іншими націями буде говорити по російські. Тому цю ситуацію ми якраз і хотіли б змінити, хай росіяни і гагаузи, і кримські татари вивчать українську мову і можна буде говорити українською мовою, як мовою міжнаціонального спілкування. Третій момент, що нікого не змусять і кожен хай говорить як хоче. В приватному спілкуванні безумовно кожен хай говорить і тим більше думає як хоче, але є багато ситуацій коли людина з огляду на своє службове становище повинна говорити державною мовою, або якщо російська чи кримськотатарська матиме статус регіональної, то цією регіональною мовою. Багато чого в цьому законі передбачено нажаль він передбачає дуже нечітко. Так він є компромісом в тому сенсі, що він не надає російській мові другої державної статус, як багато хто хотів би, але для справжнього компромісу він не повинен зазіхати на те щоб жила російська поза межами цих територій, поріг повинен бути вищий, практик повинно бути менше, механізації, тобто терміни введення в дію реалістичні, тобто не негайно. Тепер ще до того які думки населення України щодо того хто хоче і хто не хоче і які ще до цього числові показники. Безумовно цей закон відповідає побажанням населення Півдня і Сходу, тобто тих територій на яких російська здобуде офіційний статус, переважна більшість населення хоче або другої державної, або  регіональної. Якщо дозволяти питати стількома варіантами, чи друга державна, чи регіональна, чи лишити розмовною, чи в нинішньому статусі як мова меншини, чи навіть такий варіант, ми ставили запитання повністю вилучити російську мову з публічного вжитку, різні погляди будуть, то зрозуміло що південно-східні області, тобто ті самі, оті тринадцять областей, тобто ті що голосували за Януковича оця от межа вона і показує це. Там переважна більшість хоче або того, або того єдина велика різниця між Донбасом і Кримом і рештою цих областей, від Одеси до Харкова полягає в тому, що на Донбасі ы в Криму переважна більшість хоче статусу як другої державної, десь сімдесят відсотків, я можу зараз точну цифру сказати, а в решті південно-східних областей хочуть, десь третина хоче статусу другої державної, а третина готові задовольнятися статусом регіональної, тобто, але воно зрозуміло, що частина людей буде не задоволена, чому не дали другої державної, але частина скаже добре є хоча б щось, тим більше що ця мова буде реально вживатися, але як я сказав з виводу на не реалістичність цього може бути що нічого реально не зміниться, тобто мова реально не почне вживатися так як написано і ми як не мали дієвого закону про мову, як мали закон, яким не можна виконати, так і далі матимемо закон, який неможна виконати, так і далі матимемо закон, який не можна виконати через те що дуже багато положень написано і, коса рисочка, «або», або написано регіональною мовою навіть написано цією мовою, яка має регіональний статус на цій території, або написано дією з регіональних мов, тобто за дуже багатьма параметрами цього неможна виконати. І останнє абсолютно речення дуже велика помилка думати, що єдиною частиною України яка протестує, рішуче протестує проти цього закону є Захід. Насправді Центр України, тобто ці десять України від Полтави до Хмельницького від Кіровограду до Чернігова, абсолютно рішуче налаштовані проти нього. У мене є дані які чітко показують, що вони не підтримують, вони не підтримують статусу російської мови, підвищення жодного статусу російської мови, вони вважать що українська мова повинна більше вживатися, а російська менше або стільки само, вони більше занепокоєні станом української мови ніж російської за багатьма параметрами.
ВЕДУЧИЙ: Пане Владимир, позвольте мне сейчас задать вопрос вашему соседу по дивану, а вот как раз к вопросу о разных исследованиях социологического свойства, ведь вы понимаете какая история, мне так кажется, вы меня поправьте если я ошибаюсь, когда человеку социологи задают конкретный вопрос об его отношении к той или иной проблеме, он дает конкретный ответ. Но ведь очень часто бывает, так что человек, если у него существует у него там некое система приоритетов, то о некоторых вещах, о некоторых проблемах, которые порой выдаются в прессе, политиками, общественными деятелями, вообще не задумываются. Но ведь классический пример там я не знаю если в России я когда-то помню, спрашивали социологи, там вас беспокоит расширения НАТО на Восток, все конечно воспитанные в традиции опасений по отношению к Североатлантическому блоку дружно говорили, ну конечно, там НАТО на Восток это плохо, угрожает, но, когда начинали спрашивать о том, что вас в жизни волнует расширение НАТО на Восток, а не попадало вообще в список тревог, российских, да и, кстати, и украинского общества я думаю тоже. Вот я от многих социологов, которые придерживаются разных политических ориентаций, разных взглядов иногда работают, обслуживают политтехнологические интересы тех или иных конфликтных политических сил, тем неимение все они сходятся во мнении одном, языковой вопрос не является приоритетом для абсолютного большинства граждан Украины. Это так?
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Я отвечу. Да, это так. Равно как не является приоритетом в поддержку украинского языка примерно одинакова, поэтому говорить…
ВЕДУЧИЙ: А какие цифры?
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Ну где-то по последним данным вот рейтинги недавно публиковал, было на десятом месте приоритетов, но дело в том, что это же не значит, как написал в последней статье мой коллега, что не нужно заниматься этой темой, это гуманитарная проблема, она всегда находится где-то на периферии, как бы приоритетов. Это очевидно, конечно важнее, сколько ты зарабатываешь, какое у тебя здоровье, какая у тебя безопасность, любой нормальный человек скажет, что это важнее чем язык. А теперь если позволите, я отреагирую на то, что слышал. Ну, смотрите, ну, во-первых, я хочу…
ВЕДУЧИЙ: Вы с чем-то были не согласны, прежде всего, вот конкретнее?
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Конечно. Ну во-первых я хочу сказать, что я согласен с многим услышанным сейчас от моего коллеги, который сидит на этом же диване и более этого я во многом согласен с тем, чего он не сказал, но написал в своей статье недавно, а жаль, что он об этом сегодня не сказал. Он там сказал, что нужен новый закон, он сказал, что нужно повышения статуса русского языка, а поскольку это, во-первых, оговорено в Конституции 10-ой статьей, где русский язык выделен как отдельно…
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Цього я не казав.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Это уже я говорю. Ну и много других вещей, в том числе я считаю, совершенно разумных замечаний по отношению к этому закону, критически. Я, например, разделяю его точку зрения о том, что закон этот и любой другой на эту тему не должен приводить к тому, что русский язык заменит украинский. Этого не должно произойти, но я против того что бы говорить что защита интересов русскоязычных граждан прямо противоречит защите интересов украиноязычных, нужно заниматься этим, защищать интересы украиноязычных. Просто этим должны заниматься другие люди, не те которые сегодня занимаются, и тогда может быть будет, найден какой-то компромисс. Кстати говоря, вот с чем я категорически не могу согласиться с Володей. Когда он говорит как бы от имени оппозиции. На самом деле он ученый и кроме того умеренно рациональный человек, а оппозиция совсем не занимает такую позицию, она не готова не к какому компромиссу, любая тема связанная с малейшим увеличением статуса русского языка будет восприниматься в штыки, будем иметь здесь и драки. Поэтому когда его принимают…
ВЕДУЧИЙ: А вам не кажется, извините, что на самом деле, оппозиция в эти драки ввязывается, в эти драки ритуально, для того чтобы продемонстрировать своим традиционным избирателям, веру определенным верностям, определенным принципам, но при этом рационально не думают господа оппозиционеры, что на самом деле, для того чтобы бороться за дополнительные голоса избирателя, которые им нужны для того успеха, который они хотят получить на предстоящих парламентских выборах им нужны дополнительные голоса избирателей в больших промышленных городах и на Востоке и в Центре страны, там, в Днепропетровск, Харьков, Запорожье и так далее, а там знаете, жесткая позиция по русскому языку им голосов дополнительных может и не принести.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Это точно не принесет, я не могу согласиться…
ВЕДУЧИЙ: То есть, вы считаете, что я о них лучше думают, чем есть на самом деле.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Да. Они абсолютно не думают, о том, что есть еще недовольные Партия Регионов, которая этот закон предложила, недовольны, в том числе на Востоке и Юге, такие люди есть…
ВЕДУЧИЙ: Ну, вот сейчас, кстати, видели, как критиковала этот закон Людмила Алексеевна Кудрявцева, которая прямо сказала, что он ее не удовлетворяет.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: На самом деле действительно позиция, которую мы услышали из Крыма и критические соображения Володи они конечно, ну как бы конфликтуют друг с другом, но я уверен и давно знаю  Володю, что он готов к поиску компромиссного решения, равно как и  госпожа Кудрявцева.. в то время как политический класс не готов. Причем часть из этого политического класса это люди настроены на вытеснение, кстати говоря, именно такая цель и именно этому сопротивляется этот закон полному вытеснению русского языка из вжитку. Я хочу вам показать картинку, если вам это будет видно, тут за двадцать лет…
ВЕДУЧИЙ: Дайте мне, пожалуйста, я попрошу, чтобы оператор, может быть, показал, а вы комментируйте, пожалуйста.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Та кривая, которая с лева на право идет вниз, это количество детей, которые в школе учатся на русском языке за двадцать лет изменилась от пятидесяти четырех до пятнадцати, поэтому я не могу согласиться и кривая, которая идет вверх, это количество детей, которые обучались в школе на украинском языке все предметы, не один. Я не могу согласиться с тем, что нельзя людей вынудить думать на другом языке, можно если ничего не делать, то за десять лет пройдет еще семь восемь лет и русский никто не будет изучать.
ВЕДУЧИЙ: Ну вы знаете, тут я могу вам сказать только одно, что мне уже однажды приходилось в эфире говорить, от многих людей у которых дети школьного возраста слышу, что есть определенные темы на которые их дети, которые в принципе дома разговаривают по-русски, могут говорить только по-украински, скажем так, ну вот обществоведение, точные науки, вот молодежь уже не в состоянии по-русски ответить на эти темы.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: В итоге получается, что у нас государственным языком становится не украинский на самом деле, а суржик, поэтому мы все время слышим от людей…
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Тому ви і не говорите цією мовою, що не володієте взагалі Погребінський, що ви морозите чесно кажучи, та набридло слухати цю маячню. Це якесь мракобесие з 1937-го року залетіло сюди в студію і бісер метати перед ним тут. Взагалі це не вкладається в голову що він морозить. Одне мракобесие на екрані інше тут всілося біля столу.
ВЕДУЧИЙ: Ну почему же вы объявляете мракобесами людей которые пытаются вполне корректно высказывать свою точку зрения.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Ні, це не коректно, це насаджують українцям російську мову. Цікаво, скільки це росіян в Росії вчить українську мову, скільки скажіть будь ласка українських шкіл в Росії, скільки скажіть будь ласка українських шкіл у Польщі, скільки українських шкіл в Криму, так я цій Кудрявцевій відповім, що насправді у Криму лише чотири цілих і сім десятих відсотка дітей навчаються української мови, а насправді Кудрявцева повідомляє вам, що в Криму живе двадцять чотири відсотки українців, що вони мають робити, чи ви можливо карту загубили і дезорієнтовані в часі і в просторі, держава де ми є називається Україна, не подобається вам Україна, квиток в один бік дороги і все дуже просто вирішується.
ВЕДУЧИЙ: Ирина Викторовна, ваше возмущение мы зафиксировали.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Пару слов…
ВЕДУЧИЙ: Да. Вы обещали, что специально для госпожи Фарион продолжите…
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Два аргумента, смотрите, один аргумент необходимости защиты в том числе чтобы остановить этот процесс полного вытеснения русского языка это аргумент прав человека, это граждане Украины, они голосовали за независимость Украины, они точно такие граждане как все остальные украино-говорящие, так что это их права, есть еще один момент, я считаю неимение важный, это - то чего не понимает госпожа Фарион и никогда не поймет. В ее представлении есть украинская, это конфликтная противоречащая русскому, на самом деле в украинской культуре есть три корня: это старославянский, или церковнославянский, русский и украинский. Украинский язык сформировался только во второй половине 19-го века, до этого у нас были общие корни культуры, общие. И поэтому, говорить, что Гоголь, потому что писал по-русски это не наш, не украинский. Це категорично не правильно і думаю, що абсолютна більшість в тому числі онуки пані Фаріон сказали б спасибі цьому закону, тому що вони будуть вчитися скажімо, також і російській мові, якщо б так було б.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Цього ніколи не буде Погребінський, я все зроблю для того щоб мої внуки сприймали російську мову винятково як іноземну мову.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Знаете, профессиональные патриоты не передается по наследству…
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Надзвичайно віддалено при чому…
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів:Они ж не будут профессиональными патриотами или может придется ехать в Россию на работу, а для этого нужно знать русский язык…
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Погребінський, квиток купіть собі вже сьогодні, вас там чекають, Путін буде дуже щасливий.
ВЕДУЧИЙ: Госпожа Фарион, так вы нам проясните все таки вашу точку зрения, вы считаете, что не должны защищаться в Украине права граждан, которые говорят по-русски, для которых русский язык является родным. Или что русский язык должен искоренятся на территории Украины?
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Пане Євгене, ви щойно показували графік, який вам Погребінський приніс, я також прошу операторів звернути увагу ось на цей плакат, авторами якого є мої студенти. Цей плакат не у цифрах, а у образах дуже переконливих і глибоких і показує, яка у нас в Україні двомовність. Ось це така у нас двомовність, ось ця бабера витіснила українську мову на невеликий шматок її території, але нічого, фенікс завжди відроджується з попелу. Якщо когось не переконав цей плакат, то я переходжу до даних іншого характеру, а саме цифр. Ми дуже добре українці пам’ятаємо і ніколи не забудемо, ми не хворі на історичну амнезію чотириста сімдесят дев’ять указів заборон української мови, можливо хтось мені назве хоч один указ заборони російської мови вважаю, що обов’язково з десятої статті Конституції України треба вилучити той пункт, де в російській мові надана особлива перспектива. У Конституції має бути зазначено, що українська держава захищає мови усіх національних меншин жодною мірою не відокремлюючи цю мову яка стала мовою окупації моєї землі. Так от підемо далі, із шести каналів українського телебачення нашого центрального ми не маємо жодного лише україномовного. На десять українців, на сто перепрошую українців припадає лише сім газет українською мовою, на сто росіян припадає п’ятдесят чотири газети українською мовою. Українськомовні училища забезпечують підручниками всього на всього на двадцять три відсотки, це Кудрявцевій я повідомляю, дитяча книга в Україні обов’язково дорожча від російської, щоденна кількість російськомовних газет становить шістдесят п’ять цілих, шість десятих відсотка. Тепер згадаємо що зроблено за влади цієї кримінальної олігархії, яку представляють Янукович, Азаров, Гриновецький, Симоненки і так далі. За час цієї влади вилучено дублювання фільмів українською мовою, за час цієї влади у судову гілку влади впроваджено мову окупації, за час цієї влади обмежено український продукт в інформаційному просторі, звужено його всього на всього до двадцятьох п’ятьох відсотків і ви хочете щоб я в цьому тлі репресій моєї мови, репресій мови народу говорила про захист російської мови. Слухайте, абсолютно доречно пане Євгене, я завершую…
 ВЕДУЧИЙ: Вы не ответили на мой вопрос, что делать с русским языком в Украине, как вы считаете? Искоренять?
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Дайте мені завершити, і це цілком доречно що ця наша розмова провадиться на тлі цього страшного мордобиття у Верховній Раді і на тлі протистояння біля Верховної Ради, власне це протистояння біля Верховної Ради свідчить про одне, почалася мобілізація самодостатніх і сильних українців, які обов’язково масово прийдуть двадцять першого червня, якщо не дай Боже цей законопроект будуть розглядати в другому читанні.
ВЕДУЧИЙ: Тем неимение я еще вам, в третий раз вас спрошу, все таки что делать с русским языком? И с теми, кто на нем говорит.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Отже, в Росії, в Україні проживає вісім мільйонів етнічних росіян крім восьми мільйонів етнічних росіян ми знаємо, що є п’ять мільйонів російськомовних українців, які сказали, що їхня рідна мова російська, хоч їхня етнічність українська. Що це означає, це означає, що українська держава, українська ця держава титульної нації українців. Українці кажу цій професорці це є мовно-етнічна нація, а не багатонаціональна, так як Російська Федерація, туди і дорога. Бо відповідно до стандартів ООН, щоб ми були мовно-етнічною нацією досить нам сімдесят відсотків. Це означає, що українська держава повинна створити максимальні умови для того, що і ті п’ять мільйонів українців, які з огляду на страшні історичні обставини не мали можливості зреалізувати себе у мові своїх предків, натомість вісім мільйонів етнічних росіян мають мати забезпечене право вивчення російської мови як мови етнічної меншини, але ці вісім мільйонів етнічних росіян обов’язково мають бути інтегровані в українське суспільство в якому винятково українська мова має виконувати функції міжнаціонального спілкування, бо саме українська нація тут є державотворчою, а у Росії державотворчою є російська нація, а в Польщі є польська. Ось така банальна відповідь на те що робити тут вісьмом мільйонам росіянам. Інтегруватися в українське суспільство.
ВЕДУЧИЙ: Спасибо. Да, пожалуйста.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Я по-перше хочу сказати, що такою неконструктивною особливо нечемної позиції пані Фаріон.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Будьте чемні, ви вже двадцять років чемні, ви такі чемні що вам на голову вилізли і ніжки звісили. Будьте чемні, ви довели народ до протистояння своєї чемності.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Ця позиція якраз є та, яка унеможливлює компроміс між україномовної і російськомовної частинами України.
ВЕДУЧИЙ: А вы считаете, что компромисс возможен. Ирина Дмитриевна, пожалуйста, вы мешаете.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Я говорю компроміс неминучий, якщо ми хочемо лишитися в одній державі; інакше ми розділимося по тій межі, яка відділяє…
ВЕДУЧИЙ:Владимир Михайлович, вы извините, просто я хотел одну реплику, ми к сожалению не должны на мой взгляд лишаться слова людей которые занимают неконструктивную позицию, потому что их определенный процент в обществе есть, в нем в средах этого общества которые занимают такую позицию, а мне кажется телезритель умный, он поймет.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Пане Євгене, я хочу розмежувати, значить я сказав, проблема цього каналу, це те що віз запрошує нечемних людей, що він запрошує хамку. Це проблема.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Це ви про себе?
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Хамки тут не мало би бути, а не конструктивність…
ВЕДУЧИЙ: Ну это обычное обсуждение извините пожалуйста.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Ну вибачте, якщо пані не знає, що до дорослого чоловіка треба звертатися пан Погребінський, а не просто Погребінський чи до пані Кудрявцевої, якщо вона цього не розуміє, то це нечемність, тобто, але щодо не конструктивності, то безумовно, я кажу вона мала право бути висловленою, але я так само маю право сказати, що я вважаю таку не конструктивність частини інтелектуалів, частини політиків і частини суспільства україномовної до якої я сам належу, вважаю цю не конструктивність перешкодою, так само як з того боку, це проблема, що головними речниками буцімто захисту мовних прав є брехун, блазень, власне Колісніченко, тобто якби там були люди, як пан Погребінський, як би там були люди якісь конструктивніші, якщо їх можна пошукати в Партії Регіонів чи в якихось інших партіях, якщо наша політика…
ВЕДУЧИЙ: Ну вы ж знаете отлично, такие люди есть иначе бы вы наверное здесь не сидели.
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: Якби наша політика винагороджувала таких людей, якби була політична воля на те щоб речниками цієї найчутливішої проблеми  були люди не як Колісниченко, а люди принаймні чесні і конструктивні, якби цей закон після всіх критичних зауважень наших українських, міжнародних врахувати зауваження, а не кожного разу казав, що там немає, якби Колісниченко не брехав, що міжнародні організації схвалили, тобто якби за компроміс був би можливий, поки що нажаль ми бачимо ви зараз показали один цирк, але з того боку такий самий цирк, просто ви його нам сьогодні не показуєте.
ВЕДУЧИЙ: Вы знаете, традиции большевизма они сильны в разных прополитических кластерах украинского общества.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Ну ваша проблема кого приглашать, если пригласить для того чтобы строить цирк надо мадам Фарион, еще кого-нибудь с этой стороны поярковое. А если мы хотим найти какой-то показатель обществу, путь возможного компромисса это не проблема.
ВЕДУЧИЙ: Знаете, мне кажется, что вам сегодня удалось показать вам двоим здесь сидящем на диване, удалось показать таки…
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Есть такая возможность, а я добавлю, что люди, которые услышали спич мадам, я думаю, что большое число, может быть даже миллионы людей сказали, что как можно жить в этой стране, ну мы не можем жить в стране, с таким политиком, который вот так городского и областного совета…
ВЕДУЧИЙ: Вот простите ради Бога, мне хотелось бы сейчас еще к двум участникам сегодняшнего обсуждения, которые там ничего, ни слова не сказали. От говорилось в частности о том, что есть угроза в случае принятия этого закона, что скажем, Украина язычный кинопрокат исчезнет вообще. Что будет еще более сложнее ситуация для украиноязычной прессы, но с другой стороны ведь вот можно ли отгородиться от украиноязычных части общества отгородиться от влияния соседней России, которое проявляется и в виде кинематографа и в виде телеканалов, которые распространяются через спутник как угодно свободно. Ну, вот смотрите, вот к Дмитрию Капранову обращаюсь, вот на русском языке в Украине издают там журналов «Форбс» и «Склаер», и не потому что в редакциях там работают закоренелые русификаторы, а потому что никто не берется издавать и продавать журнал на украинском языке, почему так не выходят хорошие фильмы и сериалы на украинском языке? Потому что не хватает актеров, режиссеров, и просто средств на производство национального кино. Это же не секрет. Вот телеканалы вынуждены сотрудничать с российскими каналами, производить сериалы, которые имеют теоретически зрители и здесь и там, потому что самостоятельного производства чисто украинского телевизионного продукта подчас они просто не в состоянии запустить. Вот скажем, в издании как обстоят дела?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Мы имеем на сегодня если не считать учебное и юридическое книгоиздание, то имеем девяносто два процента книг привезенных из России, среди проданных, восемь процентов рынка это работа украинских издателей…
ВЕДУЧИЙ: Кто в этом виноват? Может просто запретить ввоз книг?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Это нормальная рыночная ситуация когда большая страна с большим населением культурным продуктом подавляет соседнюю. Книжный рынок немецкий, австрийский и тому пример книжный рынок американский, канадский тому пример.
ВЕДУЧИЙ: В смысле, американский рынок подавляет канадский?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Безусловно.
ВЕДУЧИЙ: Немецкий рынок подавляет австрийский. Но там, же говорят на одном и том, же языке.
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: можем сказать про Канаду по-другому, в Канаде есть двуязычие, французская и английская, но тем неимение английская издание американское подавляет, в том числе и франкоязычную часть Канады. Я хочу вам задать вопрос. Чем отличаются эти две книжки?
ВЕДУЧИЙ: Ну, один на русском языке, один том на русском, другой том на украинском.
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Да. Ну, это же одна и та же книга, которая вышла одновременно по одной и той же цене и попала на рынок. Могу вам сказать, что на сегодня из двух с половиной тысяч.
ВЕДУЧИЙ: А тираж, какой?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Вот каждая из них вышла тиражом две с половиной тысячи.
ВЕДУЧИЙ: Это стартовый тираж. Стартовый.
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Стартовый. Абсолютно чистый эксперимент, за четыре месяца каждого из них продано две тысячи двести из двух с половиной тысяч. Но не потому что ми знаем что две тысячи двести покупателей таких было таких и две тысячи двести таких, а потому что на самом деле книготорговцы сами каким-то образом смоделировали ситуацию, одни взяли русскую книжку, другие украинскую и покупатель, когда видит две на прилавке, он теряется, он привык покупать, ориентируясь в первую очередь на цену, а во вторую очередь на язык в это рынке в книжном, потому что книги читают в свою очередь образованные люди, которые знают и тот и другой язык, поэтому мы дали возможность выбора покупателю, но это не значит, что их поровну.
ВЕДУЧИЙ: А цена одинакова?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Цена абсолютно одинаковая. Я хочу возразить насчет того что украинская книга дороже, на сегодня благодаря массе таможенных и прочих ограничений в рынке российская книжка здесь наконец-то стала дороже чем изданная в Украине, но другое дело, что украинской книги в том числе и детской нету. Ее мала.
ВЕДУЧИЙ: Почему?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Потому что нету большого количества участников рынка, потому что рынок не поддерживает…
ВЕДУЧИЙ: Рынок это кто?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Издатели.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Може держава не підтримує видавничий український ринок. Держава не зацікавлена в тому що…
ВЕДУЧИЙ: Вы получаете государственную поддержку на издание литературы на украинском языке?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Нет. Нет. Украинская книга, как на русском, так и на украинском языке имеет налоговые льготы. Независимо от языка, но я вам скажу, в чем главная проблема на сегодня. В Советском Союзе примерно двадцать пять процентов книг шло в библиотеку, во Франции примерно тридцать процентов книг идет в библиотеки изданных, в России восемнадцать, в Украине четыре, в соответственно украинский издатель не может…
ВЕДУЧИЙ: А кто в этом виноват?
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Государство.
ВЕДУЧИЙ: Все-таки государство.
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Финансирование. Украинский издатель не будет производить не украинскую, не русскую книгу. Рисков для того чтобы она легла на склад если не будет иметь государственной поддержки в виде гарантированной закупки книг для библиотек. Поэтому соответственно их просто нету как класса появляющегося на рынке и падение там на двадцать - двадцать пять процентов в год последние несколько лет это объективная реальность, в том числе и потому что государство прекратило финансировать госзакупки министерства культуры для библиотек.
ВЕДУЧИЙ: Но все-таки…
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Я хотел бы сказать одну вещь, без которой не решится, в том числе и этот вопрос. У нас, почему то считается, что наиболее болезненные вопросы, это вопросы налоговые, финансовые, пенсионные. Пенсионный майдан был, налоговый майдан, а гуманитарные вопросы стоят с боку и обсуждаются исключительно перед выборами. Я бы, если от меня зависело, я бы запретил принимать какие-либо законы кроме бюджетных последние полгода перед выборами. Для того чтобы политики не парились на гуманитарной сфере. Безусловно, нужен языковой закон, но нужны и финансовые инструменты, связанные с гуманитарной сферой. Поэтому правильным бы путем было бы принятие гуманитарного кодекса, который бы долго и спокойно обсуждался и согласовывался бы, в том числе с меж народным обязательством Украины.
ВЕДУЧИЙ: То есть вы считаете, что вся эта история, вся эта затея с законом не ко времени и что она имеет все таки предвыборный характер, а не в основе не забота о соблюдением Украины Обязательств перед Европой, о том, что Украина должна привести знаете ли свое законодательство в соответствии с европейскими …
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральний директор видавництва «Фоліо»: Я считаю, что этим нужно было заниматься на старте уполномочий нынешнего Парламента, а сейчас к сожалению накаленность предвыборная приведет к тому, что этот закон если и будет принят, то будет принят у ущербном виде.
ВЕДУЧИЙ: Дмитрий.
Дмитро Капранов, письменник: Знаєте, головна вада мовної проблеми, що вона обговорюється виключно в спекулятивному режимі. От ми зараз тут сидимо, бачимо постійний бій і там щось роблять Пушкін і Шевченко, тобто нас намагаються ввесь час зіштовхнути лобами і сказати а ось є російська, а ось є українська, і російською мовою в українському ефірі нас запитують, а як же ж російській мові умереть? Коли тут ведучий говорить російською мовою, половина гостей і страшно вони переживають за те що російська мова нещасно гине. Якщо ми з вами, я хочу звернутися до пана Володимира оскільки він серед нас усіх тут єдиний фахівець в цьому питанні і сказати, що…
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Я б не сказала, що він фахівець.
Дмитро Капранов, письменник: Пробачте пані Ірино, я про вас забувся, пане Володимире, мені здається що ми не зможемо розібратися з статусом інших мов поки ми не визначимо, що таке державна мова. Ніхто не знає що таке державна мова, конституція фіксує державна мова українська, крапка. Що таке державна мова? Це медаль, це просто меморіальна табличка? Що таке державна мова? У нас є сусідня країна яка уже чітко розв’язала це питання і зветься вона Росія. В Росії чудовий закон про державну мову і якщо ми з вами, от ви фахівець, поставити питання так, шановні друзі, не можна приймати закон про якийсь там регіональні мови, поки не визначено що є державною мовою. Якщо ми визначимо, що є державною мовою, де вона застосовується ми припинимо говорити по телевізору, професор кафедри говорить ніхто не примусить думати. Люди добрі, в цьому законі і в жодному іншому про думання жодного слова немає. Жоден закон не може нікого примусити думати, чи не думати. Якби це можна було ми б прийняли закон, який примушував би депутатів думати взагалі. Але це неможливо, тому починається спекуляція. Якщо ми з вами будемо говорити спокійно як фахівець з людиною, яка просто щоденно мовою цією користується як робочим інструментом, ми повинні сказати, от є закон про державну мову, а на його тлі от регіональній, в чому різниця і ніхто не буде лізти до вас в ліжко зі своєю мовою, ви будете знати, що державна мова от тут, а тут як я хочу. Пробачте, якщо ви держслужбовець, то я говорю державною, якщо я лежу вдома, з жінкою в ліжку, я говорю тією мовою, якою жінка мене розуміє. Якщо я пишу в комп’ютері, то я пишу HTML-мовою і ніхто не зможе це врегулювати поки ми не припинимо спекуляцію навколо мов, в тому числі і телевізійні, в тому числі за рахунок таких організацій подібних от сутичок, як в Кориді. Ми не зрушимо мовне питання з місця, а мовне питання це от в мене зустрічне запитання. До всіх аматорів статистики, шановні друзі, скільки процентів людей тримають вдома свої гроші в доларах? Скільки процентів? Давайте введемо долар другою валютою. Крапка. І давайте на цю тему зустрінемось і почнемо всі говорити, рвати на собі сорочки і казати шановні друзі, але ж долар реально ходить, ним реально платять за квартири, давайте введемо долар другою валютою, які питання? Але цього не роблять, чому? Тому що там є фахівці, а в гуманітарній сфері, тут пану Олександру респект і уважуха, гопники.
ВЕДУЧИЙ: Дмитрий, вы позволите мне дать возможность еще коротко высказаться Людмиле Алексеевне, просто иначе уйдет канал связи и получится что уважаемая госпожа Кудрявцева просидела вот до сих пор и потом не имела возможности ничего сказать, а связь может прерваться. Пожалуйста, как говорится вам последнее слово.
Людмила КУДРЯВЦЕВА, професор кафедри російської мови КНУ ім. Т Шевченка: Уважаемые коллеги я хочу напомнить вам о том, что когда-то высказывалась в одной студии на одной из программ, я хочу напомнить вам 91-ий год, когда все граждане Украины более девяносто процентов проголосовали за нашу независимую, за независимость, за независимое украинское государство, а сегодня вы нам рассказываете, что украинская нация есть государство образующая, а мы национальное меньшинство, мы второй сорт, мы как говорится чужие на этом празднике жизни. И речь идет не о том, на каком языке говорить дома, на каком языке думать, речь идет о том, что граждане, для которых родной язык русский должны обладать теми же правами, что и граждане, говорящие на украинском языке. То есть, мы должны иметь возможность получать образование на русском языке, наши дети должны иметь возможность, начиная с детского садика, учится в школах и получать высшее образование в вузах на своем родном языке. Мы должны иметь возможность удовлетворять свои права через здравоохранение, каждая бабушка, которая не умеет читать может быть не по-русски, то есть не по-украински не умеет читать, но она умеет прочитать по-русски, она должна взяв лекарство прочитать инструкцию как это было еще буквально пять шесть лет назад. Инструкция была написана и на украинском и на русском применительно к лекарству инструкция употребления. Каждый человек имеет право получить информацию, культурную информацию и всякую другую на своем родном языке. Почему граждане говорящие по-русски лишены этих прав. Я этого не могу понять и вот мы должны говорить об этом, мы должны построить свою языковую политику таким образом, чтобы языковые потребности всех граждан нашей страны были удовлетворены, мы платим налоги, и мы хотим, что бы государство удовлетворяло наши языковые интересы.
 ВЕДУЧИЙ: Спасибо большое Людмила Алексеевна, мы прощаемся с вами, а разговор на заданную тему мы завершим в следующей части нашей программы.
ВЕДУЧИЙ: Мы возвращаемся в студию программы Большая Политика. Прежде чем завершить разговор, о языковой проблеме который сегодня у нас в студии вызван, события которые происходили на этой неделе. Хотелось бы коротко напомнить о других новостях последних дней. Наша традиционная рубрика, в которой мы. Даем короткие комментарии по поводу этих событий.
КОР: В Киеве почти все готово к началу Евро 2012, который столица Украины принимает последней из городов, где будут проходить матчи европейского футбольного первенства. В понедельник 11 июня, сборная Украины предстоит встреча со сборной Швеции. Столичный градоначальник Александр Попов призвал киевлян вывесить на всех домах государственные флаги, а водителей, украсить ими свои автомобили.
КОР: Подготовились к Евро и фанаты Тимошенко, они перевели на английский язык лозунги, которыми украшен палаточный городок возле фан-зоны на Крещатике.
КОР: Единственная неприятность никак не удается сдать в эксплуатацию, после ремонта Андреевский спуск. Официальная церемония его открытия после реконструкции состоялась в прошлое воскресенье, а государственная архитектурно-строительная инспекция настаивает, что самая знаменитая киевская улица не готова и требует устранить недоделки.
КОР: На парковой алее, в Киеве, открыли, наконец, вертолетную площадку, официально она называется Вертодром-Днепр1. Им смогут пользоваться не только президент и другие руководители страны. Слава богу, реже будут перекрывать движение для проезда начальственных кортежей и пробок будет меньше. Все аварийные службы смогут также сажать сюда свои вертолеты. А состоятельные люди пользоваться вертолетом, который будет летать отсюда до аэропорта Борисполь.
КОР: Между тем букмекеры принимают ставки на предстоящие игры чемпионата. Британская контора «William hill» считает фаворитом сборную Испании, ставки на ее победу меньше чем 1 к 4, потом идет сборная Германии, за ней сборная Голландии, сборная Украины в среднем участке списка вместе с Польшей, Чехией, Хорватией. Ставки на победу этих команд примерно 1 к 50. Меньше всего шансов, по мнению английских букмекеров у сборной Дании 1 к 101, хотя многие помнят, что 20 лет назад датчане попав на чемпионат практически случайно, вместо дисквалифицированной сборной бывшей Югославии, одержали на первенстве победу.
КОР: В России ударными темпами принят скандальный закон о нарушениях на митингах. Отныне их участники могут быть оштрафованы на астрономически суммы, в переводе на доллары 10 000 для физических лиц, 20 000 для должностных лиц и 30 с лишним тысяч долларов для юридических лиц. Не смотря на протесты оппозиции. На призывы правозащитников и общественных деятелей не вводить подобные драконовские меры, не смотря на опросы общественного мнения. Свидетельствующие что примерно две третьих россиян выступают против этого закона, сначала нижняя, потом верхняя палата российского парламента, послушно проштамповали беспрецедентный закон. Который тут же был подписан президентом. Судя по всему, Путин торопится напуганный непрекращающейся активностью оппозиции, которая планирует очередные массовые выступления в Москве и в других городах страны на 12 июня, день национального праздника Дня России. Тем более что рекордный обвал цен на нефть с 1988, они не падали так продолжительно 6 недель подряд, не сулит ничего хорошего путинской энергозависимой экономике.
КОР: Практически безрезультатно закончился саммит Россия-ЕС в Петербурге, не удалось достигнуть никакого прогресса по двум принципиальным вопросам, о введении безвизового режима для российских граждан и по Сирии. Россия продолжает блокировать все попытки европейцев и американцев прекратить гражданскую войну, договорившись о мирном уходе правящего режима Ассада. Евросоюз со своей стороны в очередной раз подтвердил жесткую позицию в защиту территориальной целостности Грузии.
КОР: Российская Фемида сделала очередную заявку на попадания в книгу рекордов Гиннеса, беспрецедентное решение принял Московский городской суд, а перед ним тверской районный. Отныне решениями этих двух судов гей-парады в российской столице запрещены, хотите, верьте, хотите, нет. На сто лет вперед, до 2112 года включительно. Интересно судьям не смешно было самим подписывать это абсурдное решение.
КОР: И еще одна новость, связанная с Россией. Газпром и Нафтогаз подписали важное соглашение, российская сторона заплатит Украине 2 миллиарда долларов авансом, за транзит газа до конца 2012 года. А от добиться снижения цены на российский газ по прежнему не удается и, судя по всему не удастся до начала встречи Путина и Януковича в верхах намеченной на июль.
КОР: МММ 2011 официально признано финансовой пирамидой, против нее и ее учредителей возбуждено уголовное дело. Об этом официально сообщили, представили российских органов внутренних дел. Напомним, что Сергей Мавродий неоднократно заявлял, о том числе и в нашей программе, что МММ 2011 именно пирамидой и является, и что вкладчики в этот проект рискуют лишиться всех своих денег. Поэтому не очень, понятно как в этой ситуации дальше правоохранителям.
КОР: Похоже, выборов нового мэра Киева в ближайшее время может и не быть. Об этом свидетельствует заявление, с которым выступил руководитель фракции регионалов в Верховной Раде Александр Ефремов. Он высказался за то что бы выборы в Киеве прошли в два этапа, с тем, что бы синхронизировать их с проведением их с выборами местных органов власти по все стране. Ефремов предлагает на первом этапе в 2012 году, когда заканчиваются полномочия нынешнего депутатского корпуса, новый корпус и нового мэра избрать только на два года до 2015 года, а там когда по всей стране пройдут очередные выборы местных органов власти избрать нового мэра и новый горсовет уже на полноценный пятилетний срок.
КОР: Президент Янукович встретился с членами инвесторов в украинскую экономику, среди которых были такие зубры как руководитель компании «ArcelorMittal», «Lakshmi mital», главный акционер группы Альфа Михаил Фридман, председатель правления компании «British American Tobacco» Барруз, один из руководителей компании Nestle Фрекс и другие. Президент пообещал иностранным инвесторам всячески им помогать, а членам правительства неожиданно устроил взбучку за то, что те сидели на совещании без бумаги и ручек и ничего за Януковичем не записывали.
КОР: Неожиданная полемика развернулась вокруг импорта автомобилей, Министр экономики Петр Порошенко заявил, что его ведомство планирует повысить пошлины на ввоз иномарок. Против этого выступает Евросоюз, предлагая вместо пошлин ввести квоты. Совершенно неожиданно с резкой критикой намерений Министерства экономики выступил не кто иной, как народный депутат регионал Виктор Янукович младший, сын президента, он назвал пошлины на автомобили разрушительными для украинского рынка.
КОР: Все 19 украинцев, которые обвинялись новыми властями Ливии, в пособничестве бывшему ливийскому лидеру Каддафи, приговорены военным судом Триполи к 10 годам тюремного заключения. Все попытка МИДа вызволить соотечественников окончились неудачей.
КОР: Из многочисленных новостей в бесконечном сериале под названием здоровье Юлии Тимошенко, особого упоминания заслуживают, пожалуй, две. Первая - Тимошенко в очередной раз отказалась сдавать анализ крови, берлинская клинике «Шарите», названия которой теперь, кажется, знает каждый украинец, попросила разрешения вывести в Германию пробы крови пациентки для анализа, украинская сторона поставила условия, один образец крови должен остаться в Украине. Тимошенко это категорически не устроило. Вторая новость, на сайте лидера «Батьківщини» появилась информация, будто Министерство внутренних дел тайно разместила спецзаказ на изготовление стеклянной клетки с кроватью, что бы судить Тимошенко в лежачем положении.
КОР: И последнее, 6 июня в день журналиста, независимый медиа профсоюз Украины опубликовал анти рейтинг главных врагов прессы. Ими объявлены: Анатолий Могилев глава Крыма. Которого считают основным виновником многочисленных случаев избиение журналистов милицией во время освещениями ими массовых гражданских акций. Бизнесмен Игорь Коломойский, которого обвиняют в массовых увольнений журналистов из принадлежащих ему СМИ и Алексей Костусев городской глава Одессы, где суды завалены исками чиновников против журналистов.
ВЕДУЧИЙ: А вот присутствующий здесь журналист Александр Чаленко составил свой личный список врагов прессы и опубликовал его на блоге «Украинской правды», поставив на первое место того же самого премьера крымского правительства господина Могилева, а вот на второе, неожиданно, посла России в Киеве Михаила Зурабова. Александр пояснил в своем блоге на «Украинской правде» что он сделал это, потому что, во-первых, его перестали приглашать в Российское посольство на приемы, после того как он написал критическую статью о том, как пресс- секретарь посольства, в прошлом году на праздновании Дня России, якобы в хамской форме не дала Александру задавать интересующие его вопросы, а  во-вторых, потому что недавно она же прямо заявила: Александр, после того как вы написали, что Зурабова, назначат вице-премьером в правительстве Медведева, был скандал и поэтому я вас больше на День России не приглашу. Александр Чаленко в этой связи, советует послу Зурабову, я Александр процитирую с вашего позволения – «Михаил Юрьевич вы обиделись, ну тогда в следующий раз вы не рассказывайте своим киевским друзьям, которые рассказали потом мне, что в мае вы покинете Киев, что бы стать вице-премьером. И все будет в порядке, держите рот на замке. Все правильно я рассказал? У вас есть, что к этому добавить?
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Ну что я могу добавить? Вот всегда говорят вот Чаленко, от пророссийские силы, пятая колонна Кремля, вот видите пятую колонну не пускают на территорию российского посольство и прочее.
ВЕДУЧИЙ: Вас хотя бы раньше туда звали. А я знаете, за все время пока господин Зурабов здесь работает, я бывал на обедах, на приемах, на дискуссиях. Ну, в прочем, вот один западный посол мне сказал мне в беседе, что знаете Зурабов странно себя в Киеве ведет, он в жизни дипломатического сообщества практически не принимает участия, с другими послами общается очень редко, и вообще ведет себя как  - будто искренне верит, что он римский проконсул.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Ну может, да, вы знаете во всяком случае, у посла Зурабова какое то странное отношение к прессе, а вы знаете обычно, мы всегда привыкли к тому что, наши политики, мы их ругаем, но они в принципе такие вот толерантные люди, общительные, и всегда вот идут на контакт. А когда приходишь к господину Зурабову, задаешь ну, вот простой вопрос, ну вот, Михаил Юрьевич, ну условно там, который час? Он вместо того что бы сказать без двадцати восемь, он там начинает надувать щеки, куда то смотрит, и его пресс-секретарь Елена Хоменко, быстренько подбегает, что Александр вот не надо трогать, не надо такие вопросы…
ВЕДУЧИЙ: У него, наверное, … на прессу, в то время когда он был Социальной политики, … очень часто как говорится, журналисты склоняли.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Безусловно, я вообще считаю что Михаил Юрьевич Зурабов, да вот, позорит великую Россию на территории Украины.
ВЕДУЧИЙ: Да. Я вот должен сказать, что он на самом деле вчера оказался фигурантом форменного скандала, потому что вот тот самый День России, на самом деле празднуется 12 июня. Но вот прием по этому поводу был вчера 7-го числа, там выступал кубанский казачий хор, и вот когда посол России объявлял очередной номер концертной программы, он сообщил что вот этот самый казачий хор, исполнит народную русскую песню «Ще не вмерла Україна». Ну и если верить, меня там не было, вас там тоже не было, если верить тем, кто там был,… к сожалению, присутствующие там лица официальные лица, украинские, на это не среагировали. Мне очень печально было читать как Министр иностранных дел Украины Константин Грищенко, пытается сейчас Михаила Зурабова оправдать. Я на самом деле, на месте Константина Ивановича встал бы и вышел. Все-таки, что по обсуждаемому вопросу выскажетесь. Извините, пожалуйста, Владимир Михайлович, я верну вам слово. Совершенно верно, вопрос для вас. Я всех порошу сейчас коротко высказаться. Потому что наше время ограничено. У вас есть возможность ответить на вопрос и как бы  закрыть тему...
Володимир КУЛИК, доктор політичних наук: От же державна мова. Це дуже важливе двозначне поняття, тобто багато людей розуміють державну мову, як мову нації, народу, всього національного буття і водночас є велика частина людей які розуміють державну мову, як мову державного апарату. Хай будуть офіційні оголошенні, хай пишуть нею закони, хай нею говорить Верховна Рада, а нас це не стосується. Водночас дуже багато людей розуміють, що мова є частково тим, частково тим державна, що державна мова це набагато більше ніж мова державного апарату, що це великою мірою там мова яка тримає державу до купи, а тримають державу до купи, тому що тримають націю до купи. Тому велика частина людей російськомовних і виступають про ти цього закону, розуміють, що він зазіхає на цю єдність нації, яка має творитися на основі української мови інакше бути в цій державі не може. Не тільки за магічним чинником, що держава називається так, а тому що люди думають так. І тому треба абсолютно вилучити ті норми будь-якого майбутнього закону, які зазіхають на цю роль держави, на цю роль української мови як єднального чинника держави. Тепер що стосується останньої тези пані Кудрявцевої, про права, безумовно російсько мовна людина повинна мати права, на вживання своєї мови в усіх тих сферах де це вживання не загрожує таким самим правам носіїв української, кримськотатарської, гагаузької і інших мов. А також за спільною згодою всіх громадян не заважає тій національній єдності яку вони за всіма опитуваннями, за всіма фактами того, що вони тут живуть, не хочуть втрачати. І тому треба розуміти, що права російськомовних закінчуються там де починається права інших мов і навпаки. І тому треба розуміти, що велика частина російськомовних людей, і простих, і дуже непростих, розуміють двомовність як право не знати, і ніколи не вживати української мови, і це нажаль не риторика, дуже багато даних, скажімо фокус груп показують, що коли реально питають, а як ви думаєте, а як буде тут, а як буде тут, хай депутати говорять двома мовами, хай чиновники говорять як до них звертаються, а я буду всюди-всюди, а всюди-всюди-всюди не можна, тому що я працюю там як офіціант, а там як паспортистка, а там як депутат, а там як водій, а там як телеведучий і т.д. Тобто в усіх практиках ми як громадяни маємо права, як чиновники, як посадові особи, як надавці послуг маємо обов’язки, і тільки на цьому може ґрунтуватися, оця от модель, порозуміння і компромісу, нажаль головна проблема полягає у тому що наші еліти, не розказують цього своїм масам, вони радше кажуть. Що помремо і не здамо нашого Сталінграду, чи Тернопіль, замість кажуть, розумієте там такі самі громадяни як і ми, треба порозумітися, треба домовлятися. Кажуть оце. Оце, оце для нас абсолютно необхідно, ми не можемо від цього відмовитися. Хай вони скажуть що для них абсолютно необхідно, і тоді будемо домовляться. Звичайно перед виборами найгірший час для таких домовленостей, після виборів кращий. Але нажаль, я нажаль, я не маю ілюзій, що цей політичний пласт, цей парламент, цей президент, готові саме на компроміс, тому звичайно воно повинно було з початку народитися з інтелектуальних тіл. Які б чітко посилали сигнал їм, що інакше держава має розпастися. Панове, думайте пам’ятайте, говоріть про це, і безумовно журналісти, у вас є основний ресурс, скільки кому дати гучності, і кому підкрутити краника, а де закрутити, кому позицію дати повніше висловити, кому менше. І саме це є головним чинником, щоб компромісна позиція була гучніше в суспільстві чута, а цирк і мордобій, і розідрана майка менше. Дякую.
ВЕДУЧИЙ: Спасибо за совет, пожалуйста. Я обещал вам вернуть соло Александр.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Значит я вообще считаю что, вообще решение, если мы считаем что мы живем в демократическом государстве. От решение, от этой проблема русского и украинского языка, должно быть следующим, давайте вынесем на референдум, этот вопрос, как бы сделали в любой другой стране европейской, да, кстати, между прочим, в Латвии вынесли, и да, вот все и нормально. Вот видите там 200 тысяч, по-моему, русских проголосовали, но не хватило голосов, вот, пожалуйста, давайте вынесем и все. И мы, и будет и русский язык государственным и украинский. Зачем делать или или?
ВЕДУЧИЙ: Ну, так вопрос о смертной казне можно вынести на референдум, и большинство проголосует за смертную казнь.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Да. Но дело в том что… нет невозможно, от смотрите, Евгений Алексеевич, вы можете как угодно по этому судить или относится к вопросу референдума, но если мы живем в демократическом государстве, мы признаем только, что человек, в демократическом государстве, его права, являются мерилом всех вещей, то есть там не язык, не государство, ни что, а вот только человек, все. Волю человека мы узнаем либо в парламенте, или на референдуме. И в конституции закрепляются некие там, неотъемлемые права, там право на труд, право на свободу слова, и т.д. и тому подобное. Вот и все, почему, вот смотрите. Я приведу такой пример, всегда привожу, вот давайте вот просто, вот в немецком парламенте, просто такая вот фантастическая ситуация там представим, или во французиком, или в английском, принимается закон, о том что русский язык становится государственным, на ряду с немецким, либо с французским или английским, что будет после этого. Конец английскому зыку, там немецкому, французскому. Да ничего не будет, смех будет. Потому что … хорошо, да нет, может быть. Вот Ирина. Вот смотрите вот все, ничего произойдет, ну вот вы же Ирина знаете, прекрасно, что как только, это правда, русский язык получит права государственного, действительно украинскому языку придёт конец. На нем будут говорить только в Галичине, на Волине и это правда, вот такая вот реальная ситуация. Не потому что я плохо отношусь к украинскому языку, или там негативно, не ни в коем случае. Я просто констатирую ситуацию, вот я живу, с 85 года, уже 27 лет в городе Киеве, от Киев город, это русский город, вот не российский, а русский город. От культура, точно также живут люди в городах там, в Новосибирске там, я не знаю, в Москве. Ну не совсем, есть маленькие нюансы. Я уверен в том, что… от смотрите Евгений…
ВЕДУЧИЙ: Нюансов очень много, другое дело, что от этих нюансов, можно отгородиться.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Пане Челенко, російський і руський, як ви розмежовуєте ці поняття, скажіть?
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Объясняю. В данном случае русский, можно сказать русскоязычный, да, я вот говорю что русский, культура русская, российская, это имеется в виду.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: це українці, українці називалися русинами, держава наша називалася Русь, а росіяни це грецький варіант назви русинів.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Ирочка, от послушайте, дайте я вас сейчас объясню. Мы когда говорим о русском человеке, да, мы имеем в виду следующее, что русский человек от тот человек тип культурный, ментальный, психологический и прочее, который появился на территории Российской Империи в 19-20 веке.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: А на території України він як появився? На якому гумні він тут зійшов, той його тут засіяв. Росіянин звідки він тут взявся на нашій землі, скажіть будь-ласка.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Ну я от посмотрите, мои предки. Да, малороссийские крестьяне.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Ну ваші предки, ваш предок був Чалий, це й Чалого, це є Чаленко, то чого ви Чаленко говорите російською мовою.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Я украинец, вы на полном серьезе считаете, что я украинец? Ира, ну посмотрите на меня, мои предки были русскими, я русский человек, посмотрите на меня я русский человек. Я в быту веду себя как обычный русский человек, если меня завтра перенести, например, в Москву, от мой бывший редактор, от который, ну бывший редактор, когда я служил в газете «Сегодня», Игорь Гужва, и вот его уволили из газеты «Сегодня», и он уже «Московские новости», является там шеф редактором, Евгений Алексеевич Киселев, вот же пример русского мира, вот Путин его, ну запретил ему работать теле журналистом на канале НТВ, на канале ТВ6, и все он здесь работает, он мог бы также работать …, но в Польше он бы не смог работать, Ира он не смог работать там бы где не знаю…
ВЕДУЧИЙ: Так, давайте за меня не будем говорить.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Ну я просто, условно говорю.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: А вам не здається, що приїхавши до Росії, ви отримаєте двійку з російської мови, тому що ви володієте українізованим варіантом російської. Так, це справді так, у вас елементарний, не російський синтаксис, на превелике щастя, ви трошки краще говорите, ніж скажімо Єфремов, так, вам навіть вдається вимовити звук «Г» так як має бути, але це зовсім не означає, що ви прищепилися до російського дерева. Це означає. Що ви від одного берега відплили, пане Чаленко, а до іншого не причалили. Звідси сум’яття у душі, звідси…
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Во мне нет ничего украинского. От послушайте. Я вам честно признаюсь… да от я русский человек, от и в Киеве мое ощущение, во Львове от был. К стати хороший город, я ж ничего, я ходил спрашивал везде по-русски, львовяне это интеллигентский город, нормально ко мне обращались, так же по-русски, от слышали что я по-русски и ко мне по-русски, от я сидел там в ресторане Кабинет, от услышали что я по-русски там разговариваю с друзьями, и вот они говорят можно взять у вас стул, а сами говорят на украинском, все нормально у меня никаких там проблем не было.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: А якою мовою говорив ваш прадід?
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Прадед, говорил на малороссийском наречии, а он бы не понял вообще язык, от Ира я вам рассказываю, от я когда общался, летел в Китай, с поляками, вместе в самолете, я все прекрасно понимал о чем они говорят, например, попільничка там, пан, от пан, это слово какого происхождения, от польского, ну тут просто скажу, как же…подождите, от в Киеве в 14 веке-15 говорили пан, ну я от просто спрашиваю.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Добре відповідаю вам. А що ви скажете, про Наталку Полтавку Котляревського. Де є пан Виборний і пан Возний.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Ну это ж понятно, в 19 веке, это последствие польской оккупации.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: А що, ви скажете про народну українську пісню Пане Полковнику мій синьоокий, що ви скажете про це слово регулятивну?
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Согласен, ну это же в 19 веке.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: А Полтавщина це де, це не Галичина.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: А в 14 веке, как говорили на Полтавщине, если она конечно там существовало…
ВЕДУЧИЙ: Извините, но у нас время не умолимо близится к концу, этого фрагмента, просил слово еще…
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: А к стати, Фарион это украинская фамилия или нет?
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Звичайно, гуцульським говором це означає інтриган. Без інтриги немає розводку.
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральный директор видавництва «Фоліо»: Я хочу сказать что у нас, не только много язычная страна, но и поликультурная, и культура и язык не всегда совпадают, то что вы говорили по поводу себя как русского человека, вы говорили в первую очередь о культуре, я хочу Ирине Фарион подарить книжку литературный Станіславів, которая вот сделана именно как поликультурная книжка, это город, украинский город, и который вместил в себя культуру, польскую, австрийскую, немецкую, армянскую, еврейскую, украинскую, русскую. Здесь авторы которые, здесь за 300 лет написали, переведены как раз из этих языков, и именно благодаря поли культурности, состоялся тот самый Станиславский феномен, когда Ивано-Франковская литература для нас, является одной из лучших.
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Станіславський феномен полягає у тому, що він видає на поверхню продукт, винятково українською мовою.
Олександр КРАСОВИЦЬКИЙ, генеральный директор видавництва «Фоліо»: Але він має літературні традиції польські, німецькі…
Ірина ФАРІОН, член політради ВО «Свобода»: Він може мати різні традиції, але він фокусується українською мовою, але ще одне, я візьму цей подарунок, за однієї умови, якщо переглянувши в коридорі. На сторінці не знайду, принаймні трьох помилок. Бо тут я їх знайшла відразу.
Александр ЧАЛЕНКО, журналіст: Я кстати, хотел добавить, что премию Буккер в 2008 году в России получил уроженец Ивано-Франковска Михаил Елизаров за роман «Библиотекарь», к стати на русском языке.
Михайло ПОГРЕБІНСЬКИЙ, директор Київського центру політичних досліджень та конфліктів: Знову говорили про те, що які є пріоритети, я хочу додати от яку річ, держава розпадеться не тому що погано з економікою, погано з соціалкою, вони розпадаються тому що вони не змогли жити разом, так було в Чехословаччині, так, Бельгія дуже добре живе, але вона на грані, розпаду, якщо ми не зможемо знайти компроміс, причому дослухатися до пересічних людей, а не політиків і депутатів, тоді у нас є шанс зберегти нашу державу, в іншому випадку, це зробити неможливо.
ВЕДУЧИЙ: Спасибо господа, но, к сожалению, время, отведенное для этой части нашего разговора, подошло к концу. Я коротко хочу проинформировать, любителей футбола о том, как завершился второй сегодняшний матч, Россия играла тоже в Польше, с командой Чехословакии, и вот основные, простите оговорка по Фрейду, Чехии конечно. Россия играла с командой Чехии. И вот основные моменты этого матча, пожалуйста.
КОР: Сборная России стала атаковать буквально с первых минут и приобрела очень быстро большое игровое преимущество, и уже в первом тайме были забиты два гола, первый гол забил Загоев, второй гол буквально через 10 минут Шерохов и на 25 минуте матча сборная Россия уже вела со счетом 2:0. А, между прочим, ворота сборной Чехии защищает Петер Чех, человек который, можно сказать, принес Челси победу в лиги чемпионов этого года, когда именно в серии пенальти его игра оказалась едва не решающим фактором победы лондонцев. Потом в начале второго тайма Пилорш сравнял один мяч, отыграл, простите один мяч, на 52 минуте было ощущение, что Чехи переломили ход игры, но затем еще два гола забила сборная России и в итоге 4:1, россияне в этой группе лидируют, напомню первый матч Польша: Греция закончился в ничью 1:1.
ВЕДУЧИЙ: Ну, а сейчас, в рамках нашей программы, если можно так выразиться специальный проект, ми хотим показать нашим зрителям нашумевший в прошлом году фильм, немецкого режиссёра Кирилла Туши, который называется Ходорковский. Фильм, в котором рассказана история, некогда самого богатого человека России, который сегодня стал политическим заключенным номер 1. Между частями этого фильма, мы покажем интервью со знаменитой российской актрисой, которая популярная и здесь, в Украине, как бы к этому не относиться, Лией Ахеджаковой, которая, если кто не знает, одной из громогласных последователей защитниц Михаила Ходорковского, учувствует в разных акциях, в его поддержку, подписывает письма, добивается его освобождения. Но сначала фильм, повторяю фильм, который был хитом, берлинского кинофестиваля в прошлом 2011 году. Ходорковский, режиссёр Кирилл Туши.
ВЕДУЧИЙ: Мы прерываем показ документального фильма Кирилла Туши «Ходорковский» для того, что бы как и было обещано, поговорить с нашими сегодняшним гостем. На связи с нами из телевизионной студии в Москве Лия Ахеджакова. Выдающаяся актриса, Театра современников в Москве, отечественного кинематографа в равной мере популярная и в Украине и в России, человек, который является давним и последовательным сторонником, защитником героя этого фильма Михаила Борисовича Ходорковского. Лия Миджидовна, я от души благодарю вас за то, что вы согласились сегодня принять участие в нашей программе. Лия Миджидовна, в свое время вы снялись в знаменитом фильме режиссера Эльдара Рязанова «Небеса обетованные», который, на мой взгляд, был в некотором смысле таким манифестом старшего поколения советских людей, творческой интеллигенции в том числе, которые чрезвычайно пострадали от так называемых лихих 90х, вот от тех перемен, которые стали происходить в стране в конце 80х, еще в Горбачевское время.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Я нет, я не согласна.
ВЕДУЧИЙ: Вы не согласны? Как интересно, а многие именно так это воспринимают.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Абсолютно не согласна. Почему они лихие такие уж? Наша жизнь – это болото, понимаете, это перемена участи и хоть что-то… и не что-то, а очень серьезно сдвинулось с места. Что вы, какие там лихие 90е? Это уже вошло в привычку так говорить, а то вы бы в 70х так бы поговорили. Я не согласна. И я не пострадала от этих лет. Я счастлива, что лед тронулся и что-то произошло. Другое дело, что потом произошли непоправимые тектонические сдвиги в нашей судьбе, но это уже отдельный разговор. Что значит лихие 90е? Я не понимаю это.
ВЕДУЧИЙ: ну так их называют. Вы знаете Лия Миджидовна, это не моя точка зрения. Это точка зрения, которая чрезвычайно распространена и не только в России, здесь в Украине тоже самое. Тем не менее все-таки, почему вы… вы с самого начала так относились к Михаилу Ходорковскому? Или постепенно пришли к такой вот активной позиции в его защиту?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Я сейчас не могу сказать, не знаю, не помню. Это длится так давно и так страшно и так все печально и непоправимо и я не помню когда эта пакость началась. Я не помню с чего началось. Я не знакома была, я только на суде так поприветствовала его, и он мне тоже ответил. Я только на суде как бы познакомилась с Платоном Леонидовичем, я никогда не была с ним знакома. Я Случайно познакомилась с его родителями, совершенно очаровательными людьми, меня пригласили на 15-летие вот этого лицея в Кораллово. Совершенно уникального, это какой-то заповедник, школа – заповедник, по-моему, для осиротевших детей милиционеров и пограничников, что-то так. Хотя я там нашла огромную группу детей подранков из Беслана. И вот там я познакомилась с его родителями, там… там был цвет московской интеллигенции, на этом 15-летии. Все это было трогательнейшее зрелище. Вот это мое было знакомство с этой семьей.
 ВЕДУЧИЙ: А расскажите, пожалуйста, поподробнее, если можно, вот что это за люди? Ведь семья очень многое говорит о человеке. Вот какие у него родители… Какие?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Да, безусловно. Безусловно. Ну, Марина Филипповна… ну я не знаю, я таких женщин не встречала. Вот как-то я услышала по радио, что день рождения Михаила Борисовича, а это мы уже были знакомы давно… И ой - думаю – надо поздравить, я привыкла поздравлять. Они меня с днем рождения поздравляли. Я набрала телефон Марины Филипповны – откуда-то она говорит таким голосом, ну такой 15летней очаровательной девочки, вот такой любимицей всего класса, вот у нее такой голосок, я кричу – Марина Филипповна, вы где? Она говорит – Лия Миджидовна, я в Чите, я здесь как раз… А я говорю – вы с Борисом Моисеевичем? – Нет, я одна, Борис Моисеевич очень болен, он не смог приехать - ну прямо, вы знаете, светлый голос – тут масса людей пришло к Мише, тут они что-то ему какие-то подают знаки. Я говорю – а что вы подарили Михаил Борисовичу? Она говорит – вы знаете, ничего не пропустили, но Борис Моисеевич чудную открыточку ему передал, очень красивую, вот ее разрешили передать. Так радостно мне это говорила и такая счастливая. Это удивительный человек, эта женщина, и надо сказать, что она выдержала этот кошмар. Один раз сорвалась, на сколько я знаю, когда был второй суд и когда вынесли этот страшный приговор, причем суд был… я была на этом суде, это даже для меня, человека, ну ничего не понимающего в этом, ну я так далека от этого всего, и то я видела какой гиньоль, какой фарс на моих глазах творится. И когда закончился этот суд и когда ему припаяли эти страшные сроки она крикнула – будьте вы прокляты. Вот это единственный случай, когда я на телевизионном экране увидела, как Марина Филипповна сорвалась… и правильно сорвалась. Но отец, Борис Моисеевич, вообще очаровательный тоже человек, после вот этого банкета замечательного, концерта, Михаил Борисович сочиняет музыку, а Марина Филипповна пишет стихи и вот дети пели песни на стихи Марины Филипповны и музыку Бориса Моисеевича и потом после этого мы нашли в качестве особого такого отношения. Борис Моисеевич на гитаре играл какие-то песни, с которыми он, будучи маленьким мальчиком, ходил по вагонам и пел. Какие-то такие песни, знаете, мальчишеские, каких-то тех давних старых лет, может быть, и блатные тогда назывались, не знаю, но пел замечательно совершенно. У него их много и он так поет серьезно. Это два совершенно очаровательных… да, а потом, когда мы выходили, вдруг появились… ну, сначала бесланские дети меня потрясли абсолютно, это дети, которые вообще не улыбались, вообще, какие-то старички стояли, я хотела их рассмешить, у меня ничего не получилось. Старички маленькие стояли.
ВЕДУЧИЙ: Да, вот вы совершенно правильно сказали, Лия Миджидовна, мне тоже там приходилось бывать, в лицее Коралловой и в гостях у Михаила Борисовича родителей и у Марины Филипповны, и у Бориса Моисеевича и вот меня всегда поражало, вот не знаю, согласитесь ли вы со мной или нет, что вот они воспринимаются как такие, вы знаете, типичные представители вот такой вот московской, кстати, в общем и киевской, такой вот советской разночинной, научно-технической интеллигенции, вот как мы помним своих родителей, каким они были в 50е – 60е годы и вот абсолютно никакого штампа на них нет. Их сын долгие годы был самым богатым человеком в России, вот ни малейшего… и в доме никаких знаков этого, вот знаете там, богатства…
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Да, ничего этого нет, но в лицее есть. Мы шли по этим коридорам и мы зашли на кухню. Суп разливают этим сироткам, разливают из супниц, у них очень красивая посуда. У них накрытие столов совершенно как, я бы сказала, в таком приличном ресторанчике. Все это такое… ну другое, оно не школьное, не бедное, не нищенское, не… ну не пьют воду из бочка, понимаете, вот этого нету. Да, висела… значит, там какое-то правительство у них свое есть и у них какой-то комитет.
ВЕДУЧИЙ: Самоуправление там школьное существует.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Самоуправление, да. Мы шли, впереди шел Илларионов, и мы были потрясены просто вот этим распорядком, там и медицина, там медицинская комната и какие-то есть врачи. А выходишь оттуда и такое впечатление, что ты в каком-то старинном помещачьем доме, а там находятся комнаты, где спят, с видом на лес, а у некоторых на поляны… у них замечательные учителя, я беседовала с директором.
ВЕДУЧИЙ: Да. Я поясню, вот вы упомянули фамилию Илларионов. Андрей Илларионов – это в прошлом советник Президента. Ныне экономист, который от президента ушел, и его очень сильно критикуют, я имею в виду президента Путина, но вообще вот в этот лицей к детям, которые там учатся, действительно там дети пограничников, сотрудников Министерства внутренних дел, чьи родители, отцы, как правило, погибли во время боевых действий, в основном на северном Кавказе, вот там некоторое количество детей из Беслана тоже училось до недавнего времени. Не знаю, может они сейчас выпустились, но вот к ним постоянно приглашают известных людей, ученых, общественных деятелей, которые перед ними выступают, там очень такой вот интенсивный идет процесс гражданского воспитания, так сказать внеклассного, на мой взгляд, это просто замечательно и родители Ходорковского там просто обожают, хотя они как бы вот никакого официального статуса не имеют, просто вот что называется для всех детей такие дедушка и бабушка. Вот еще о чем я вас хотел спросить - у вас в актерской среде, даже в вашем театре современном вообще споры на тему о политике и в том числе о судьбе Ходорковского бывают? Ведь не секрет, что некоторые ваши коллеги совсем иных взглядов придерживаются.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Вы знаете что, ведь я работаю, сейчас так получилось, в трех театрах, так у меня жизнь сложилась. Рядом со мной я никогда не видела людей, которым надо было бы это обсуждать. Ну, так, уже, прокомментировать, допустим, вот этот вот закон, который быстро сварганили по поводу митингов, то да, но нет разногласий. Я даже никогда на эту тему… если мы говорим, то мы говорим постфактум, после Болотной, после Сахарова, или когда мы все вместе стояли на этой. Друзья и шли друзья, мы обнимались, целовались и у меня было ощущение, что я в какой-то прекрасной стране. Вот одели эти белые ленточки, ехали машины с ленточками, с какими-то потрясающими лозунгами, с какими-то транспарантами и все это с юмором, шли добрые, веселые, родные люди. Многих я не знала, но мы все были родные, это какая-то была страна божественная.
ВЕДУЧИЙ: Ну, хорошо, а почему же вот хорошие актеры подписывают всякие письма в поддержку власти, в поддержку кандидатуры Путина, хорошие актеры. Вот Алексей Гуськов, например, выступил в роли доверенного лица Путина на выборах. Он был здесь у нас в Киеве, в гостях, представлял свой фильм, кстати, замечательный фильм, совершенно такой, я бы сказал нонконформистский, «4 дня в мае». Когда я его спросил здесь в студии – а чего же вы оказались, то в этой компании доверенных лиц Владимира Владимировича Путина? Ну, он смутился и ничего толком объяснить даже не смог. Вот от чего это идет? Вот у вас, например, из-за вашей…
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Мне не хочется отвечать.
ВЕДУЧИЙ: Я не конкретно про Гуськова спрашиваю, я вообще говорю. Вот вы, открыто выступаете в поддержку там Ходорковского, оппозиции, на митинги ходите, выступаете в оппозиционных средствах массовой информации. У вас есть какие-то проблемы или вы слишком великая актриса, что бы на вас посмели руку поднять?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Во-первых, я не великая актриса, начнем с этого.
ВЕДУЧИЙ: Это вы бросьте Лия Миджидовна, я считаю, что вы великая актриса.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Пока проблем никаких нет. Но проблемы у тех, кто вошел в штаб поддержки, проблемы есть, безусловно. Проблемы с нашей театральной общественностью и с друзьями и с коллегами, проблемы есть, конечно. И то, что там кто-то очень рьяно возбуждается от слова «Единая Россия» стал посмешищем и притчей во языцех честно говоря. Но есть и такие люди, которые вынуждены были оказаться в роли поддерживающих, потому что за ними театр, за ними судьбы, за ними зарплаты, за ними финансирование, вышедшие или не вышедшие спектакли, ремонт, увядание театра или поддержка театра. Это очень серьезные вещи. И либо уходить в подполье и становится партизаном либо…
ВЕДУЧИЙ: Слушайте, а как это характеризует в таком случае власть? Вот власть, которая не гнушается тем, что бы урезать финансирование, отказать в помощи там таким мастерам, как Галина Волчик, например, ведь мы имеем на пример в виду, что в вашем театре руководителем много лет является Галина Волчек, и я с трудом себе представляю, что бы кто-то мог на нее надавить и сказать, что так, вот у вас там актер такой-то работает, не давайте ему роль в ближайшем спектакле. Я представляю себе, как госпожа Волчек может такого человека послать плохими словами, она, как говорится, в карман за словом не полезет. Нет?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Нет, она очень дипломат, она абсолютный дипломат. Как же ей удалось столько лет руководить при советской власти, не будучи членом Коммунистической Партии? И она продолжает руководить театром, не будучи членом Единой России. Вот она дипломат и она не лезет на рожон, поскольку за ней театр и за ней… ну как, зарплаты наши.
ВЕДУЧИЙ: Ну, хорошо, возвращаясь к Михаилу Ходорковскому, вы верите в то, что вот ваша поддержка, ваши подписи, ваши проявления в суде над ним, ваши заявления, ваше выступления помогут ему выйти на свободу?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Вы знаете, когда весь ужас случился с Алексаньяном мне позвонил… я не помню, кажется Сакена Имурзаев позвонил мне, вот который в Киеве сейчас работает – что будем делать? Хотя мы небыли друзьями и, так сказать, ко мне никогда в жизни с этим не обращались. Я сказала – давайте подписи собирать, надо спасать Алексаньяна, потому что он умрет на суде. Ох, если бы мы это сделали с Магницким, Господи. Я видела на суде, как пригнали Платона Леонидовича и Михаила Борисовича. У них были связаны руки, это особая поза «лицом вниз», держат их за наручники и автоматами гнали, сверху почему-то, там, в Хамовническом по лестнице, а мне, например, на меня наставили этот карабин и сказали – спуститесь, пожалуйста, на 3 ступени вниз. Я сказала – ну там люди. Что же я на людей полезу? – Спуститесь на 3 ступени вниз и на меня направили карабин. Ну, я, конечно, не боялась, что меня застрелят…
ВЕДУЧИЙ: Так вот Лия Миджидовна, вот после такой сцены, после того, что вы видели на самом судебном процессе, я повторяю – вы верите в то, что можно добиться освобождения Ходорковского? Или это больше нужно для вас самой, для других людей, которые не могут молчать вот в этой ситуации?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Во-первых, я боюсь, что ко мне обратятся, что бы я подписывала такие гнусные письма – «Вор должен сидеть в тюрьме». Во-вторых, я боюсь, что ко мне обратятся, что бы я поддерживала власть и призывала людей поддерживать власть, которая так беспардонно нам врет, потому что те выборы, которые вот уж какой раз мы проходим – это просто что-то невероятное. Это то же самое, что вот этот суд – фарс-геньоль. И при этом дают ордена за честность, за порядочность и за заслуги перед Отечеством тем, кто устроил эту колоссальную разводку. Из-за этого я боюсь, что ко мне обратятся, поэтому я заранее, я заранее хочу сказать – не ко мне.
ВЕДУЧИЙ: Ну а все-таки, вы верите, что Ходорковский выйдет на свободу?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Нет.
ВЕДУЧИЙ: Не выйдет никогда, вы хотите сказать?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: При моей жизни я думаю, что нет. Но есть много умнейших людей, которые очень доказательно говорят, что год – два и все, сдвинется. Опять будет тектонический сдвиг. Я видела этих ребят молодых, которые… вот это вот протестное движение, я видела этих молодых, я видела эту интеллигенцию на Болотной… я сама не была на Болотной, у меня то спектакль, то гастроли, то я мороза боюсь, потому что мне все равно играть надо, нельзя простуживаться. А если еще огреют или там выломают руку – это вообще невозможно. Я не могу позволить себе так наказывать своих… тех, с кем я работаю, я не имею права. Ну, когда могу – тогда все-таки иду. О я видела такую потрясающую молодежь, я видела такую интеллигенцию, с ними этот номер не пройдет. Они… я не скажу, что они такие уже бесстрашные, мне не нравится… мне не нравится такая революционная отчаянная, такая… «давайте Кремль брать», мне это не нравится, я не хочу, что бы эти радикалы нас куда-нибудь завели, а ведь это тоже опасность такая есть, что бы они завели нас в какую-нибудь историю с Сирией. Не дай Бог, не дай Бог люди погибнуть, а все может быть, потому что ОМОН ведет себя так… я такие кадры видела, это что-то невероятное, это не может быть, это три огромных мужика амбалы в этих вот мотоциклетных, или как они называются…
ВЕДУЧИЙ: Их космонавтами называют.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: … космонавты такие, они за волосы по асфальту волокли девочку.
ВЕДУЧИЙ: И еще ногами били.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: И видела, как били ногами. Тут уже возникает вопрос – ведь это же были и вертухаи, которые издевались, измывались в концлагерях, для которых жестокость была нормой. Были люди, которые пытали, выжигали, которые кололи. Вот эти страшные милиционеры, которые бутылкой шампанского насиловали человека… не думаю, что потому что они подозревали в краже телефона, нет, это какое-то самоутверждение, это чувство власти над человеком. Вот меня это мучает. Вот где они берутся? Как они формируются? Вот эти люди, которые могут бить железной арматурой вот этой таджикскую девочку за то, что она таджичка. Вот откуда это? Откуда люди, которые вчетвером могут пытать человека равного себе? Откуда взялись эти омоновцы, этот Мохнаткин? Это мой любимый герой сейчас.
ВЕДУЧИЙ: Мохнаткин, мы должны просто пояснить украинским зрителям, Мохнаткин - это простой пожилой человек, он не молодой, скажем так человек, который просто шел мимо митинга, в нем не принимал участие, увидел, как милиционеры бьют женщину, за нее вступился и получил 2 года тюрьмы, вот только недавно отпущен был. И даже мстительно ему не разрешили кошку взять, которая там прижилась, к нему привыкла в колонии.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Да, он вернулся за кошкой, но вроде бы ему отказали взять. Оказалось,что у него 2 образования, что это образованный человек, очень скромный и там в тюрьме он был послушен. Показали кадры, он был вполне такой зек, но такой послушный. 2 года жизни…
ВЕДУЧИЙ: Ну, вот из абсолютно аполитичного человека сделали теперь активного сторонника оппозиции.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Который вошел с активной гражданской позицией человек. Вот это меня все… как можно бить, насиловать? Вот то, что делали с Магницким, кто эти люди?
ВЕДУЧИЙ: Опять таки должен пояснить, в Украине мало кто знает, к сожалению, о судьбе Сергея Магницком, хотя мы о ней рассказывали, речь идет о юристе Сергее Магницком, который работал на американский фонд «Caritege capital», который обнаружил как сотрудники налоговой инспекции совершают масштабные хищения со счетов этого самого фонда, точнее одной из компаний, которая контролируется этим фондом…
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: 5,6 миллиарда.
ВЕДУЧИЙ: Да, заявил об этом в правоохранительные органы и в результате сам оказался за решеткой и там, когда сидел в изоляторе, под следствием его фактически довели до смерти, отказывая в необходимом медицинском лечении. Он так впоследствии и умер, и вот сейчас, буквально на этой неделе пошел процесс в американском Конгрессе, комитет по международным делам Конгресса США на этой неделе единодушно проголосовал за закон Магницкого, который вводит санкции в отношении десятков российских чиновников, сотрудников правоохранительных органов, которые были причастны к гибели Магницкого. Лия Миджитовна, извините…
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Батюшка, который заступился за Ходорковского лишен сана.
ВЕДУЧИЙ: Ну, таких примеров очень много можно привести. Извините Лия Миджидовна, наше время подходит к концу, я хотел бы все-таки задать вам один последний вопрос – вот вы сказали, что верите, и многие это предсказывают, что в России могут начаться такие серьезные изменения, такие тектонические сдвиги, что действительно очень многое поменяется и тогда может быть выйдет на свободу Ходорковский. Так вот если это произойдет, как вы думаете, он сможет стать одним из новых лидеров России? Скажем, поддержите ли вы его кандидатуру на президентских выборах?
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Ну, во-первых, Россия его не выберет президентом. Что уж мы там будем говорить. Никогда, потому что огромная Россия… очень много людей, которые не читают, не слушают, не знают, а богатый человек, его надо вешать, его надо казнить. Он должен сидеть в тюрьме, чем дольше, тем лучше.
ВЕДУЧИЙ: Так теперь он страдалец, а в России страдальцев любят.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: А страдалец, который был олигархом, все равно для них это враг. Мир хижинам, как война дворцам. Это в народе так глубоко засело и разагитировать их практически невозможно, потому что огромная часть населения живет в бедности, не читает те средства массовой информации, которыми питаемся мы, не буду их называть, что бы не подвести их…
ВЕДУЧИЙ: Ну, одно дело не выберут, а другое дело – вы поддержите? Я про вас спрашиваю, вот его не выпускают, а вы все равно говорите – «свободу Ходорковскому» зная, что его не выпустят.
Лія АХЕДЖАКОВА, народна акторка Росії: Я говорю – свободу не только Ходорковскому, а и свободу Платону Лебедеву, это два были бы гениальных кризис-менеджера, гениальных, два гениальных совершенно премьер-министра, что один что другой. Они могли бы поднять нашу экономику и главное – эти люди жаждут этого. Они не уехали, они не поехали в эту, понимаете, в Америку или в Лондон, что бы спасти свои миллионы и все равно быть… продолжать свое дело. Они остались тут и они хотели, что бы бизнес был прозрачным. У них была открытая Россия, они делали потрясающие гранты для молодых людей, которые могли учиться за границей на деньги «ЮКОС», они возили детей за границу из тех школ, которые они финансировали. Я была в тех городах, где был «ЮКОС», там все развалилось, эти города за несколько лет очень разрослись и какие там были зарплаты и как люди были внедрены в интересное дело. Там появились театры, там появились потрясающие культурные… вот эти вот дворцы культуры, которые были лучше всякого театра, они были сделаны по последнему слову техники. Мы туда приезжал, мы там играли, сейчас это все захерело, ничего нет. Раздеребанили такую гениальную фирму, раздеребанили, уничтожили, разворовали, это же рэкет, настоящий рэкет.
ВЕДУЧИЙ: Ну что же Лия Миджидовна, давайте все-таки будем надеяться, что таланты и менеджеровские способности этих людей, Ходорковского, Лебедева и, кстати, многих других, которые оказались в местах не столь отдаленных, очень много талантливых бизнесменов, которые в результате вот этого государственного рэкета оказались за решеткой. Давайте все-таки будем верить в то, что что-то в России переменится к лучшему и в их судьбе и вообще. Я от души вас благодарю, я напомню, что сегодня замечательная актриса, Лия Ахеджакова, которую, извините, я продолжаю настаивать, я лично считаю великой, принимала участие в нашей программе, мой низкий вам за это поклон. А мы продолжим фильм о Михаиле Ходорковском.
 
ВЕДУЧИЙ: Вот такое грустное, сложное кино. Надеюсь те из вас, кто досмотрел его до конца, обо многом задумаются, многое поймут. Безусловно, это серьезная пища для размышления. Спасибо всем, кто был с нами сегодня. Встретимся в этой студии через неделю.